(тезисы выступления директора Института ЕврАзЭС Владимира Лепехина на Круглом столе в Международном пресс-центре Агентства «Россия сегодня» 31.01.2014 г.)

31 января 2014 г.

Сегодня на Украине символом борьбы оппозиции против власти является уже не Майдан, а улица Грушевского. Майдан – место средоточия политических тусовок, разгула народной анархии и политических шоу, в то время как улица Михаила Грушевского – ни больше, ни меньше – символ украинского национализма.

Михаил Грушевский – малороссийский историк и националист, знаменитый тем, что в период Первой Мировой войны, находясь в ссылке по обвинению в шпионаже в пользу Австро-Венгрии в знаковом для России городе Симбирске, подобно В.Ленину задумал осуществить (в отличие от Ленина не в российских, а в малороссийских масштабах) социокультурную революцию, которую спустя некоторое время и осуществил, написав 10-томный труд «История Украины-Руси». Научной ценности этот труд не представляет (Грушевский — это не Лев Гумилев и даже не Николай Данилевский), однако же в политическом смысле многотомник Грушевского стал для украинских националистов примерно тем же, чем стал для российских большевиков «Капитал» Карла Маркса.

Смысл работы Грушевского состоит в обосновании той простой идеи, что украинский этнос начал складываться как отличный от русского якобы еще в 10-11 веках(видимо, в результате раздвоения личности Ярослава Мудрого, который, с одной стороны, призывал киевлян жить согласно законам «Русской правды», а с другой — скрытно формировал некую «украинскую» нацию).

Мы с вами прекрасно знаем, что в 17-18 веках именно «московиты» вместе с запорожскими и иными казаками освободили южнорусские земли (называемые сегодня украинскими) от литовцев, поляков, турков, молдаван и шведов. Мы знаем также, что Украина приобрела свою особую государственность — в качестве именно обособленного от Руси гособразования, а не в качестве одного из русских княжеств(земель), — лишь при большевиках, закрепивших статус Украинской автономии и отобравших в пользу Украины ряд земель у поляков, венгров, румын и словаков – ценой, кстати, жизни миллионов русских людей.

Вот это искусственное, созданное большевиками образование из русских(малороссов, русинов, казаков, белорусов, и т.п.), литовцев, поляков, турков, румын, австрийцев, венгров, татар, немцев, болгар и проч. квазигосударственное образование – пока еще не полноценное государство, но, скорее, некий идеологический проект, столкнувшийся сегодня с серьезными испытаниями.

Но Бог с ним, с Михайло Грушевским. России сегодня, на самом деле, все равно – прав Грушевский или нет. Мы давно согласились со всем тем бредом, который прописан на сегодня в украинских учебниках отечественной истории. Проблема в другом: в том, что понимание (или ощущение) искусственности и недогосударственности Украины рождает в умах большинства украинских политиков некий комплекс неполноценности и особую нелюбовь, в связи с этим, именно к России – как к государству-свидетелю сомнительной «украинской» истории, а также предопределяет их неспособность заявить какую-либо иную политику, кроме антироссийской, лукаво именуемой украинскими националистами «антиимперской».

 

Организаторы украинского Майдана продвигают сегодня два мифа. Первый миф – что они выступают против недемократичной, неэффективной и продажной власти Януковича. И второй — что во всем негативном на Украине виновата Россия (сегодня один из лидеров оппозиции, Виталий Кличко, претендующий, кстати, на пост руководителя 50-миллионной страны, договорился до того, что за отрезанным ухом лидера автомайдана якобы стоит Кремль).

По поводу первого мифа скажу следующее: в событиях на Украине сегодня, на самом деле, не видно никаких «демократических» сил, как не видно и никакой иной оппозиции, кроме националистической. Комплекс «государственной неполноценности», о котором я говорил выше, заставляет украинские элиты, включая даже некоторых украинских коммунистов, поголовно становиться стихийными националистами.

С моей точки зрения, сегодня на Украине существуют и борются друг с другом два основных типа националистов. Первый тип – стандартные националисты (как и на всем постсоветском пространстве), для которых на первом месте — Украина, и только затем – все остальное. Этих, как правило, умеренных, относительно смирных и не последовательных националистов можно было бы назвать и ура-патриотами, если бы не их откровенно националистический душок по целому ряду вопросов, в особенности – по вопросу развития украинско-российских отношений. К этому типу национал-патриотов относятся, в частности, Янукович, Азаров и прочие якобы пророссийские деятели, которые, проводя откровенную антироссийскую политику(периодически жалуясь своим европейским «коллегам» на «давление» из Москвы), время от времени демонстрируют готовность взаимодействовать с российским руководством только для того, чтобы иметь возможность доить Россию, а также по той причине, что они вынуждены держать под контролем пророссийский электорат Востока Украины.

К другому типу националистов (националистов последовательных и радикальных) относятся те, кто однозначно определяет Россию и русскость как чуждые и враждебные украинству сущности и готов в борьбе за развод с цивилизацией-маткой заключить союз с кем угодно, даже с неофашистами. Нет никаких сомнений в том, что и полунемец Кличко, и католик Яценюк – так же, как и галичанин Тягнибок, – последовательные и радикальные националисты.

Таким образом, сегодня на Украине нет никакой особой борьбы за демократию, а есть лишь борьба между двумя версиями национализма. Другое дело, что разница между умеренными и радикальными националистами огромна, и я назову лишь принципиальные отличия между ними.

Умеренные национал-патриотические политики Украины не любят Россию, присвоившую статус Великороссии, но остаются при этом православно- и славянско- ориентированными людьми, негативно относящимися к фашистам и откровенным русофобам… При этом они одинаково держат дистанцию и от России, и от Европы, одновременно понимая, что нужно сотрудничать и с теми, и с другими. В отличие от них, радикальные националисты если и придерживаются православия, то точно – не в версии Русской Православной церкви; и если они и идентифицируют себя как славян, то только с тем условием, чтобы не считать таковыми русских, относя их к татарам и вообще — азиатам.

Фактически, мы фиксируем здесь цивилизационную разницу между двумя основными группами современных украинских элит.

Умеренные националисты, не любя Россию, идентифицируют себя в качестве сторонников православной и славянской цивилизационности, понимая историческую цивилизационную общность «великороссов» (россиян) и «малороссов» (украинцев). Вторые однозначно идентифицируют себя в качестве элемента Не-русской цивилизации и видят себя ВНЕ Русской Православной церкви, ВНЕ Русской истории и ВНЕ советской традиции.

Таким образом, нынешнее «гражданское» противостояние не имеет никакого отношения к противостоянию собственно граждан по социальному и идеологическому признакам и имеет весьма косвенное отношение к их противостоянию на религиозной и этнической почве. Майдан – следствие и элемент нарастающей цивилизационной войны в пространстве между двумя конкурирующими цивилизационностями – европейской (западно-европейской) и евроазиатской(восточно-европейской).

Заметим, что Майдан-2 начался не в связи с каким-либо реальным «косяком» власти или очевидным преступлением против украинского народа, но сразу же после всего лишь отсрочки Януковичем подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. И кто в этом случае бросился в атаку на власть? Демократы? Граждане? Интеллигенция? «Новые бедные»?

В атаку бросились представители тех националистических групп, для которых«цивилизационный выбор» Януковича (сам умеренный националист Янукович ничего не понимает в цивилизационных проблемах и не имеет ничего против вступления Украины в Европу: просто-напросто перед тем, как подписать Соглашение с Европой и «срубить бабла» с Евросоюза, он планировал «срубить бабла» с России) не приемлем фундаментально и стратегически.

В атаку бросились те, кому совершенно безразличен Янукович, однако же не безразлична история, неоднократно решавшая в течение последний тысячи лет«спор славян (и не только славян) меж собой» в пользу России.

Литовские политики бросились в бой за Украину, вспомнив, что в 15-16 вв. большая часть нынешних малороссийских земель принадлежало Великому княжеству Литовскому.

Польские националисты- потому что эта же часть нынешних малороссийских земель в 16-17 веке принадлежала Речи Посполитой, а в 1939 году Польша лишилась Галичины.

Румынские политики положили глаз на Украину по той причине, что считают Северную Буковину румынской землей.

Австрийские и венгерские «демократы» поддержали Майдан, потому что ностальгируют по «славной» истории Австро-Венгерской империи, вдоволь напившейся крови русин и прочих русских Украины.

Турки вспомнили про Кучук-Кайнаджирский договор от 1774 года между Османской и Российской империями, согласно которому Крым не может принадлежать третьей стороне, и если Россия отказалась от Крыма, а Украина не может сохранить контроль над ним, то почему-бы Крым на забрать себе.

Шведы «вспомнили», как бежали от войск Петра Великого под Полтавой и, видимо, вознамерились поквитаться с его потомками.

Константинопольская православная церковь размечталась о возврате под свой контроль Украинской православной церкви, а Ватикан никогда и не покидала идея окатоличивания Украины.

Немцы бросились в бой, движимые идеей реванша за свое поражение во Второй мировой войне. А американцы, применительно к Украине, давно планируют включить эту страну в состав НАТО, а также продвинуть свои ПРО еще дальше на Восток – на левый берег Днепра и к границам России.

И все эти многочисленные зарубежные акторы разворачивающегося на правобережье Днепра цивилизационного противостояния едины в своем стремлении

а) задаром и целиком получить в свое распоряжение украинские активы, рынок и ресурсы,

б) блокировать воссоздание восточно-европейского цивилизационного образования с«ядром» в виде Российской Федерации.

Такова суть украинского «гражданского» противостояния, начало которому положил еще первый Майдан в 2004 году, ну а нынешний Майдан-2 лишь усугубил его. Очевидно, что реальное цивилизационное противостояние Запада и Востока Украины в ближайшие годы будет только нарастать.

Возникает вопрос: кто победит в этом противостоянии – Восток или Запад? А может быть – не Восток, но и не Запад, а идея федерализации Украины?

 Отвечая на эти вопросы в режиме блиц, следует сказать, что Запад не остановится ни перед чем в стремлении взять власть на Украине и навязать свой европейский цивилизационный выбор Востоку. Первым шагом на этом пути станет победа Западного политика на президентских выборах, на втором – установление авторитарного режима с целью заставить Восток Украины поменять свою цивилизационную ориентацию.

Способен ли Восток Украины оказать сопротивление Западу? С моей точки зрения, это возможно только в одном случае – если Россия станет привлекательной страной – куда более привлекательной, чем нынешняя Европа… А это вряд ли произойдет, как минимум, до 2025 года.

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Только самые важные новости из мира сертификации, ЕврАзЭС и промышленной безопасности!