Интервью Алексея Викторовича Ферапонтова для ежемесячного электронного журнала Nuclear Business/Ядерный бизнес (NB)

20 ноября 2013 г.

Биография

Алексей Викторович Ферапонтов
Временно исполняющий обязанности Руководителя
Ростехнадзора

Алексей Викторович Ферапонтов родился в Москве в 1963 году. Окончил Московский институт электронного машиностроения и Российский государственный открытый технический университет путей сообщения, имеет ученую степень Кандидат технических наук. После чего он работал заместителем генерального директора ОАО «Росгосстрах» и заместителем генерального директора ОСАО «Ингосстрах». С 2003 года работает в системе Госатомнадзора России/Ростехнадзора. Там он занимал должность Заместителя директора ФГУП ВО «Безопасность» и Заместителя директора ФГУП «НТЦ «Промышленная безопасность». В 2008 году назначен на должность заместителя руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор). С ноября 2010 года стал Статс-секретарем — Заместителем руководителя Ростехнадзора, а с апреля 2013 года назначен временно исполняющим обязанности руководителя Ростехнадзора.

Россия — комплексный подход к экспорту

Помимо амбициозной отечественной программы создания новых ядерных объектов, Россия является главным экспортером ОИАЭ и услуг в области атомной энергии. Редактор издания Nuclear Business Джудит Перера поговорила с Врио Ростехнадзора Алексеем Ферапонтовым о содействии, оказываемом регулирующим органом странам-получателям помощи.

ДП: Российский регулирующий орган имеет более широкую область действия, чем ядерная энергетика. Можете ли Вы разъяснить, почему это так?

АФ: Исторически существовал независимый специальный орган, регулирующий ядерную и радиационную безопасность — Госатомнадзор (ГАН). Затем, в 2004 году, в России началось административное реформирование. В рамках данной реформы несколько регулирующих органов, включая и ядерный, были объединены в один и получили наименование Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор).

ДП: Каков Ваш подход к сооружению ядерных объектов за рубежом?

АФ: Россия применяет комплексный подход к сооружению ядерных объектов за рубежом. Она не только строит объекты, но и обеспечивает содействие в создании или улучшении ядерной инфраструктуры, включая поддержку регулирующего органа страны-заказчика. Ростехнадзор и Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» подписали соглашение о сотрудничестве при предоставлении скоординированной поддержки в данной области тем странам, которые планируют построить АЭС по российскому проекту. Сотрудничество с регулирующими органами этих стран — это наша обязанность. Межведомственные соглашения в области регулирования безопасности при использовании атомной энергии — это правовая основа подобной деятельности. Как правило, объем нашего сотрудничества охватывает все функции и обязанности ядерного регулирующего органа. При необходимости, мы также обеспечиваем обучение персонала регулирующего органа. В этих целях мы разработали комплексную модульную программу. Объем обучения можно легко видоизменять, объединяя разные элементы обучения данной программы. Учебный курс включает в себя теоретическую и практическую часть.

Помимо участия в двусторонних контрактах, мы участвуем в многостороннем сотрудничестве в целях поддержки стран, разворачивающих свои ядерно-энергетические программы. Россия является членом Форума сотрудничества регулирующих органов (ФСРО) Международного агентства по атомной энергии, который является платформой для оптимизации усилий по содействию странам-новичкам и развитию сотрудничества с другими странами, предоставляющими экономическую помощь. В настоящее время наше сотрудничество со странами-новичками включает в себя такие страны, как Турция, Вьетнам, Бангладеш, Белоруссия и Иран. Мы содействуем учреждению регулирующего органа, подготовке и разработке правовых и нормативных основ, планированию и реализации надзорной деятельности, а также проведению экспертиз безопасности.

ДП: Принимаете ли Вы во внимание особые условия в каждой стране?

АФ: Нам приходится адаптироваться к условиям в каждой стране. Мы учитываем различия в культуре, практиках регулирующей деятельности, законодательстве (что наиболее важно) и уровне экспертных знаний. Вьетнам имеет опыт в области регулирования безопасности исследовательского реактора. Это означает наличие там некоего количества квалифицированного регулирующего персонала. В Иране также имеется несколько ядерных установок и хорошо обученный персонал. Бангладеш только что реорганизовал свой регулирующий орган, сделав его в большей степени независимым. Наше сотрудничество с регулирующим органом Бангладеша находится на начальном этапе. Турция является членом Агентства по ядерной энергии ОЭСР и имеет доступ к знаниям и опыту наиболее развитых ядерных держав.

ДП: Не создала ли для Вас проблем сложная международная политическая ситуация, связанная с Ираном?

АФ: Могу сказать, что у нас очень хорошие отношения с иранским регулирующим органом. Имеется высокий уровень доверия, и мы уверены в том, что регулирующий орган пытается выполнить все необходимые действия по соблюдению рекомендаций МАГАТЭ. Вице-президент Ирана несет ответственность за ядерную безопасность на АЭС «Бушер», таким образом, обеспечивается поддержка на очень высоком политическом уровне. Как регулирующие органы, мы имеем одинаковые цели, которые остаются неизменными, несмотря на политические ситуации. Я только что вернулся со встречи с руководителем иранского регулирующего органа, на которой мы обсуждали наиболее важные осуществляемые в настоящее время работы по обеспечению повышению безопасности и будущих планов. В настоящее время АЭС «Бушер» находится в эксплуатации, и я надеюсь, что Иран в ближайшем будущем присоединится к Конвенции о ядерной безопасности.

ДП: А как насчет Белоруссии?

АФ: При СССР Белоруссия была полностью интегрирована в промышленность страны, в том числе и в процесс строительства энергетических объектов. Люди, которые работали в этих секторах, в то время имели опыт не только в области строительства, но и в ликвидации последствий Чернобыльской аварии. Вчера у нас была встреча с Руководящим комитетом ФСРО, на которой Белоруссия сделала очень хорошую презентацию и обратилась за поддержкой. Как часть данного процесса, Белоруссия должна подготовить план действий для определения пробелов в выполнении рекомендаций МАГАТЭ. Как только она определит эти пробелы и разработает план по их преодолению, члены ФСРО, в том числе и Россия, смогут предложить свою помощь.

ДП: А как насчет передачи технологий? Подразумевает ли завод по изготовления топлива, строящийся на Украине в качестве совместного предприятия, передачу каких-либо технологий?

АФ: Передача технологий не имеет ничего общего с деятельностью регулирующего органа. Задача регулирующего органа — создать условия для защиты населения и окружающей среды от ядерных и радиационных угроз. А о передаче ядерных технологий решение принимают другие правительственные органы. А что касается завода по изготовлению топлива на Украине, там используются российские технологии; процесс их передачи возложен на Росатом и Федеральную службу экспортного контроля.

Наша роль — поддерживать связь с украинским регулирующим органом и оказывать им содействие, при необходимости. Я не вижу никаких проблем в этой связи, поскольку регулирующий орган Украины является опытным и имеет длительные дружественные и открытые отношения с ними.

ДП: Предлагали ли Вы какую-либо помощь японскому новому регулирующему органу?

АФ: анее на этой неделе мы подписали с японским органом ядерного регулирования Меморандум о сотрудничестве, который охватывает следующие области:

  • Лицензирование деятельности в области мирного использования атомной энергии;
  • Надзор и контроль за деятельностью, включая разработку и реализацию программ контроля (инспекций);
  • Регулирование безопасности при управлении радиоактивными отходами и отработанным ядерным топливом;
  • Надзор за физической защитой объектов использования атомной энергии, радиационных источников, хранилищ, ядерных материалов и радиоактивных веществ;
  • Управление обеспечением качества оборудования для ОИАЭ;
  • Регулирующая деятельность в части аварийной готовности и аварийного реагирования, и т.п.

Сотрудничество в рамках Меморандума будет осуществляться посредством обмена информацией, организации визитов экспертов, совместных семинаров и консультаций, научных визитов, учебных курсов и семинаров. Следующий этап состоит в определении конкретных практических работ в рамках данного Меморандума. Оба наших органа готовы к открытому сотрудничеству.

Источник: IHS Nuclear Business, октябрь 2013 г.

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Только самые важные новости из мира сертификации, ЕврАзЭС и промышленной безопасности!